вторник, 25 декабря 2007 г.

Noel en Moselle


































Одиночество сильнее всего ощущается в выходные и, конечно, во время праздников, особенно в Рождество, самый что ни на есть семейный праздник. Но мне повезло: меня удочерила одна эльзасская семья из города Метц. Жером и Себастьен любезно пригласили меня провести время в доме родителей Жерома. Однако трудно встречать самый радостный праздник в чужой семье, не думая о своей… Вот фоторепортаж.
После трех недель в Страсбурге я потеряла 2 кг живого веса, это выяснилось во время медицинского осмотра, обязательного для получения вида на жительство. После Рождества, судя по объему съеденного и выпитого, я эту потерю быстро восполню и даже более того. В спарринге холод в -6 плюс высокая влажность против фуа гра, фаршированной индейки, улиток в чесночном соусе, рождественского полена с разгромным счетом побеждают последние.

воскресенье, 23 декабря 2007 г.

Адаптируйся или умри

У моих коллег адаптация проходит по-разному. Сразу отметаем тех европейцев, которые уже учились во Франции, как пример, лишенный всякого интереса в этом вопросе. Однако среди нас есть люди, которые раньше вообще в Европе не бывали. Бедный парнишка из Ганы почти не выходит из номера, потому что не в силах вынести трескучий мороз в –2 градуса… Неделю он не мог понять, как регулируется батарея отопления.
Девочка из Камбоджи приходит в школу с лицом, буквально блестящим от крема: она тоже не выносит холода. Я уже ходила с ней в аптеку, чтобы помочь выбрать супер жирный крем буквально для всех частей тела. Я вообще на курсе считаюсь авторитетом по выживанию в холоде и снегу. Этакая Смилла и ее чувство снега. Мадагаскарец спросил у меня, есть ли у нас в России холодильники. Я ответила, что дворник закидывает мне лопатой снег в окно.
Практически все неевропейцы абсолютно неспособны выбрать продукты в супермаркете, потому что у них либо нет таких марок, либо они вообще никогда подобных продуктов не ели.
Мой сосед по отелю, китаец, когда разговаривает со мной, смотрит куда-то в сторону или позади меня, и никогда в глаза. Все считают, что он просто не привык к блондинкам.
Я спросила у таиландки, что они обычно едят у себя дома. Говорит, мясо. Я спрашиваю: «А овощи, зелень?». Она отвечает: «Зелень? А мы ее курим!»
Мальчик из Мадагаскара до приезда во Францию ни разу не пробовал алкоголя. Ну, мы это дело быстро исправили. Заодно решили переименовать Национальную школу администрации в Национальную школу алкоголизма. Кстати, этот же парень признался мне, что вообще не понимает юмора в передаче «Pause café », и еще того, как получилось, что он, черный, все время тусуется с нами, белыми.
Наш курс все больше и больше разделяется по расовому признаку. На презентации проекта нашей группы я сидела в президиуме в амфитеатре, и таким образом имела возможность обозревать одновременно весь курс. Явно прослеживались коммунитаристские тенденции: азиаты сбились в кучку на левом фланге, черные оккупировали правый. Подобное неизменно тянется к подобному.
А еще мне нравятся наши азиаты. Они все время улыбаются. Но обедают они исключительно между собой, не смешиваясь с остальными, ведут себя тише воды, ниже травы, на лекциях преподавателей вопросами не достают. Наши африканские братья же – полная противоположность. Когда один из них разговаривает по телефону на первом этаже, я его слышу на четвертом.

Как же я далеко

Уже три недели во Франции. Адаптация – занятная вещь: меня все еще не оставляет чувство, что я в отпуске во Франции, или в командировке на семинаре, вобщем, мое пребывание в Страсбурге исключительно временное. Но с другой стороны, все чаще меня посещает мысль, что я и не жила в Питере, и не работала восемь лет в консулате… Это все осталось где-то позади, покрытое дымкой, как Фата Моргана, такое иллюзорное, как сон, на воспоминания о котором не стоит тратить времени.
Дни, когда я не произношу ни слова по-русски, заполняются внутренними диалогами с друзьями, которых я представляю себе в качестве собеседников. Посылаю воздушный поцелуй Карлосу Кастанеде: индейские маги абсолютно правы в том, что перемещение тела в пространстве ведет к сдвигу точки сборки. И не только потому что тебе светит другое солнце, на тебя смотрят другими глазами, обнимают другие руки и касаются другие губы. Из долгого путешествия не вернуться прежним, друзья мои…

суббота, 22 декабря 2007 г.

Кто преподает в ENA

Чтобы вы имели четкое представление об уровне преподавания в ЭНе, я вам дам имя нашего преподавателя административного права, господин Jean Waline, который является в настоящий момент немного нимало вице-президентом Генерального совета департамента Bas-Rhin (vice-président du Conseil Général). В прошлом президент страсбургского университета имени Робера Шумана. Этот человек удостоился упоминания в Википедии
Короче, светило общественного права. Он так доходчиво объяснял сложные вещи, что даже я поняла, по какой схеме проходят выборы в департаменте и регионе. Некоторым из наших не понравился его слишком живой тон изложения и тяга к соленым шуточкам а ля франсез (меня ничуть не смутило, право слово). Зато никогда в университетском амфитеатре, где излагаются канонические теории типа иерархии норм, мы бы не услышали бы фразу о том, что в действительности чиновник-исполнитель знать не знает законов, а поклоняется, как Талмуду, только регламентационным циркулярам своего министерства, и что в случае конфликта бесполезно к нему взывать, апеллируя исключительно к Хансу Кельсену. Все больше склоняюсь к выводу, что ЭНА – не классическое образование, а чисто практическое, и наше образование больше напоминает полуторагодовой семинар по повышению квалификации.

Адаптируйся или умри

У моих коллег адаптация проходит по-разному. Сразу отметаем тех европейцев, которые уже учились во Франции, как пример, лишенный всякого интереса в этом вопросе. Однако среди нас есть люди, которые раньше вообще в Европе не бывали. Бедный парнишка из Ганы почти не выходит из номера, потому что не в силах вынести трескучий мороз в –2 градуса… Неделю он не мог понять, как регулируется батарея отопления.
Девочка из Камбоджи приходит в школу с лицом, буквально блестящим от крема: она тоже не выносит холода. Я уже ходила с ней в аптеку, чтобы помочь выбрать супер жирный крем буквально для всех частей тела. Я вообще на курсе считаюсь авторитетом по выживанию в холоде и снегу. Этакая Смилла и ее чувство снега. Мадагаскарец спросил у меня, есть ли у нас в России холодильники. Я ответила, что дворник закидывает мне лопатой снег в окно.
Практически все неевропейцы абсолютно неспособны выбрать продукты в супермаркете, потому что у них либо нет таких марок, либо они вообще никогда подобных продуктов не ели.
Мой сосед по отелю, китаец, когда разговаривает со мной, смотрит куда-то в сторону или позади меня, и никогда в глаза. Все считают, что он просто не привык к блондинкам.
Я спросила у таиландки, что они обычно едят у себя дома. Говорит, мясо. Я спрашиваю: «А овощи, зелень?». Она отвечает: «Зелень? А мы ее курим!»
Мальчик из Мадагаскара до приезда во Францию ни разу не пробовал алкоголя. Ну, мы это дело быстро исправили. Заодно решили переименовать Национальную школу администрации в Национальную школу алкоголизма. Кстати, этот же парень признался мне, что вообще не понимает юмора в передаче «Pause café », и еще того, как получилось, что он, черный, все время тусуется с нами, белыми.
Наш курс все больше и больше разделяется по расовому признаку. На презентации проекта нашей группы я сидела в президиуме в амфитеатре, и таким образом имела возможность обозревать одновременно весь курс. Явно прослеживались коммунитаристские тенденции: азиаты сбились в кучку на левом фланге, черные оккупировали правый. Подобное неизменно тянется к подобному.
А еще мне нравятся наши азиаты. Они все время улыбаются. Но обедают они исключительно между собой, не смешиваясь с остальными, ведут себя тише воды, ниже травы, на лекциях преподавателей вопросами не достают. Наши африканские братья же – полная противоположность. Когда один из них разговаривает по телефону на первом этаже, я его слышу на четвертом.

Важные гости в ENA

Недавно убедилась в правильности идеи о том, что лучшие экспромты – заранее приготовленные.
Дня два назад ЭНА начала готовится, причем с большой помпой, к семинару с участием господина André Santini, Государственного секретаря по делам государственной службы. Для неискушенных в запутанных схемах государственного строя французской республики поясню: этот представительный дяденька, министр без портфеля, является нашим прямым начальником и распорядителем наших судеб, так как мы и есть ученики-функционеры. Тема семинара – реформа госслужбы, иначе говоря, как сделать государственную машину более рациональной и открытой для граждан.
Так вот, за два дня до его приезда в ЕНУ директор по учебной части вызвал к себе некоторых избранных с нашего курса для предварительной беседы (меня не вызвали, наверное, потому что Россия – страна ненадежная, мало ли чего можно от нее ожидать. Китайцев тоже, кстати, не взяли). Темой совещания были вопросы, которые студенты ДОЛЖНЫ задать госсекретарю. Причем вопросы ДОЛЖНЫ быть оговорены предварительно. На совещании вместе с моими коллегами из Бельгии, Германии, Андорры и Габона (уже понятно, кто у нас на курсе самый блестящий ум) присутствовала секретарь министра, которая и производила эту оркестровку заранее приготовленных «спонтанных» вопросов. Так сказать, во избежание непредвиденных поворотов дискуссии. К моему большому разочарованию, двухчасовое совещание ничего не дало… ни одного утвержденного вопроса. Наши блестящие умы и светлые головы не нашли сказать ничего путного о влиянии права сообществ на административное право Франции. Но наши в конечном итоге не облажались (мы энарки или кто?) и задали пару довольно едких, «неспонтанных» вопросов по поводу открытости французских госструктур для не-европейских специалистов.
На мою беду прямо рядом со мной в этом уважаемом кворуме поспешил сесть один из директоров школы. К тому же он вынул свой блокнотик и тщательно конспектировал выступления. Чтобы себя не дезавуировать перед лицом директората, мне ничего не оставалось делать, как сделать серьезную мину, достать свою тетрадку и тоже делать беглые пометки. У этого директора, кстати, поразительная память. Мы виделись один раз, а он точно помнил мое имя и что я из Питера. Видимо, кипит работа над моим досье.
После окончания семинара где-то глубоко в душе осталось горьковатое ощущение, что нас согнали в амфитеатр имени Мишеля Дебре, автора конституции пятой республики, отменив при этом лекции, исключительно ради создания массовки. Но, надо сказать, мне нравятся подобные посиделки. Во-первых, я к этому привыкла в Питере. Во-вторых, мне нравится, когда все наши мужики приходят в костюмах и при галстуке.

четверг, 20 декабря 2007 г.

Наши будни и праздники







У некоторых товарищей создалось искаженное представление о моей жизни в Страсбурге. Нет, это не только танцы и прочие секс, наркотики, рок н ролл. Есть документальные подтверждения. Сначала у нас коллективная работа над досье, брейнсторминг, не побоюсь этого слова.
Ну а потом, самой собой, танцы и все, что к ним прилагается ;)

воскресенье, 16 декабря 2007 г.

Русские в Европе

Прихожу к выводу, что в ближайшее время мне придется запастись терпением и выдержкой при общении с французами как в кулуарах ЭНы, так и в безобидных разговорах за чашкой кофе в бистро. Совершенно естественно, что первый вопрос, который мне обычно задают, это «А ты откуда?» При моем ответе некоторые буквально съеживаются и отступают на один шаг. Еще бы, Россия… уууу, страшно, боимся. Из Петербурга? Ой, ой, еще страшнее, наверное, лично Путина знает, кошмар какой-то. И тут в воспаленном французском сознании постепенно выстраивается логическая цепочка: Россия, Питер, Путин, отлично говорит по-французски, учится в ЕНе… Ну точно шпионка, на ФСБ работает, сомнений нет! А отрывочные знания французов о России хорошо представлены в этом видео:
http://www.dailymotion.com/video/x12ib_tatu-tout-le-monde-en-parle-1911200


Я уже начинаю уставать от борьбы с ветряными мельницами. Особенно тяжело было в первые дни после выборов в Думу. Только ленивый не задал мне вопрос по поводу либеральных свобод. Я уже предложила организовать пресс-конференцию с моим участием по этому поводу. По началу я супер серьезно и терпеливо объясняла людям особенности российского либерализма, извинялась за то, что вынуждена выступать адвокатом дьявола. Затем довольно быстро поняла, что восприятие русских гражданами французской республики исключительно следующее: если Путина не критикует во всю глотку, значит, точно из органов. А тут еще вышел фильм Скорсезе « East Promises », и российский имидж впал в глубокий коллапс.
Еще могу добавить, что каждый молодой человек, заинтересованный в том, чтобы я согласилась выпить с ним чашку кофе наедине, считает, что самый короткий путь к моему сердцу – это вопрос следующего содержания : «А вот скажи, что будет делать Путин после того, как покинет кресло Президента?» Меня это уже настолько утомило за две недели, что я теперь просто отвечаю с серьезно-деловым лицом: «Ты знаешь, я сегодня еще не проверяла свою почту, но Владимир обещал вот-вот меня известить, как только примет твердое решение».
Имидж России и русских в Европе можно выразить одним словом «катастрофа». На мой взгляд, нашим политтехнологам стоило бы серьезно задуматься и провести пару пропагандистских кампаний вне страны. Мы как раз сейчас пристально изучаем в ЕНе предметы «Общественная и политическая коммуникация», так что могу уже составить план кампании. А то уже устала в одиночку работать над улучшением образа России.

суббота, 15 декабря 2007 г.

Apprentis sorciers

Один мой коллега по ЭНе, дипломат из Турции, признался, что в первый день в Школе, когда нам проводили экскурсию по Эне, по всем амфитеатрам и закоулкам, он почувствовал себя Гарри Поттером, когда тот попал в первый раз в Хоггвардс.
Абсолютно обоснованное чувство. Мы и есть ученики чародея.

Очередная прогулка по Страсбургу






...в одиночестве. Если только не считать толпы туристов на узких улочках. Мороз и солнце.

Прилежные ботаники и ленивые лоботрясы

Случился вчера с нашей группой большой конфуз. Хоть многие из группы серьезные функционеры, судя по CV, а ведут себя, как дети малые, честное слово. Надо сказать, что лекции, в общем и целом, очень интересные, да и читают их мастодонты гуманитарных наук. А вот предмет «Социология города» подкачал: парижская тетенька скорее поверхностно представила нам свои соображения, и реакция аудитории была безжалостна. На первой лекции присутствовали все. На следующий день лекция была назначена на 8 утра … приперлись 4 человека. Во время первого же перерыва, преподаватель нажаловалась куратору. Через 30 минут вся группа получила по интранету строгий мейл за подписью директора учебной части с напоминанием, что присутствие на занятиях обязательно. Стыд и позор, короче. Когда я обнаружила мейл (к счастью, я нашла в себе силы прийти… не в 8, конечно, попозже…), сразу начала звонить тем, кто остался в отеле, чтобы худо-бедно собрать кворум.
Эта ситуация поразительно напоминает мне учебу на факультете журналистики, когда мы просиживали многие пары в кафе на первой линии, если лекции были скучные. С огромным удивлением констатирую, что наши иностранные энарки – такие же лоботрясы, как и мои коллеги-журналисты.
А вот наши пятничные празднования окончания недели в Эль Москито напоминают мне уже дикие вечеринки в Сибирском Торговом банке. На студенческой дискотеке Саламадра наши зажигают с дикой силой, а все остальные только глазеют на это представление. Нам уже там дают скидку на вход, представляете… Думаю, такой выход энергии объясняется тем, что работы действительно много, объем информации просто зашкаливает. Юля, помнишь наши Дни Банкира в Сибторге? :)

ENA, территория привилегий

Все-таки ЭНА – очень, очень специальное заведение. Здесь исключения и привилегии, как большие, так и малые, чувствуются буквально во всем. Начнем с буфета. В прейскуранте две колонки цен, одна для энарков, другая для всех остальных. Энарк будет наслаждаться утренним эспрессо за 70 сантимов. Простой смертный за 90.
С первого нашего дня в стенах школы началось методическое промывание мозгов. Директор сходу заявил, что вы, дескать, цвет вашей нации, элита и вообще сливки общества, предназначенные не иначе как для великих свершений. В начале конкурсного отбора было 470 человек, осталось только 40. Теперь я чувствую себя просто обязанной, как минимум, повернуть сибирские реки вспять или, на худой конец, предложить альтернативу теории относительности.
Каждый преподаватель, занимая место на кафедре (кстати, все они приезжают из Парижа на ТЖВ и уезжают в тот же день, поэтому лекция всегда заканчивается словами : «Ну, мы лекцию закончим на 10 минут пораньше, а то мне еще на вокзал надо успеть»), говорит, потупив глаза, что просит не судить его строго, ведь он ЭНы не заканчивал.
Открывала счет банке. Как только служащий банка услышал, что я студентка ЭНЫ, он сразу сделал круглые глаза и заявил, что для таких, как я, у них есть специально обученный консультант и специальные тарифы. Банк хочет, чтобы мы и после ЭНЫ хранили свои денежки на его счетах.

понедельник, 10 декабря 2007 г.

Где я живу





Вот моя легендарная комната. Все о ней говорят. Оказывается, мне повезло: у меня самый большой номер, и кровать двуспальная, во как.

Поделись!

Ещё по теме

Related Posts with Thumbnails