четверг, 31 января 2008 г.

Я и айкидо










В ЭНе со спортом все хорошо. Отборочный конкурс для французов предполагает экзамен по физкультуре. Учебный план ЭНы предполагает один спортивный день в неделю. Каждый должен выбрать себе вид спорта. Список возможностей впечатляет. Теннис, сквош, фехтование, конный спорт, гребля, футбол, регби, йога, модерн-джаз танцы, плавание, гребля, гольф... Я записалась на айкидо. Расчет прост: очень хотелось попробовать что-то новенькое.
В айкидо влюбилась с первого занятия. Не могла оторвать взгляда от профи, одетых в элегантные кимоно и черные юбки-штаны, в замедленном темпе демонстрирующих движения защиты и уклонения. Это зрелище могут оценить только эстеты и любители балета. настоящий танец, полный элегантности и изысканности отточеных движений.
Но я пока что остаюсь на нижайшем уровне кувырков вперед и назад.
ЭНа выдала мне униформу. Я была разочарована отсутствием черных штанов.
Фоторепортаж иллюстрирует мои тренировки "на кошках" в моей квартире. Подопытные - подруга Света и ее друг Паскаль. Ни одно животное при съемках не пострадало.

Их нравы

Все чаще меня посещает мысль, что негоже критиковать национальный характер и привычки граждан страны, хлеб которой ты ешь. Но наболело.
Наивная, после одного месяца, чудесно проведенного в интернациональном обществе иностранцев, я думала, что и французская часть курса встретит нас с распростертыми и объятиями, и мы так и пойдем вместе по жизни навстречу общему успеху.
Ан нет. В настоящий момент отношения между нами и ими (было решено общим собранием называть их « the others » как в легендарном сериале Lost) далеки от теплых. Несомненно, не стоит обобщать, поскольку есть среди них и адекватные личности, с которыми не только приятно поболтать, но и plus si affinités. Но! (когда в речи появляется «но», все сказанное прежде аннулируется) если бы не их снобское высокомерное поведение, я бы не приступила к коллекционированию самых немыслимых перлов, которые не меня одну оставили в замешательстве и смятении:
- А что, в России есть средний класс?
- Ты не скучаешь по ТВОЕМУ коммунистическому прошлому? (после такого вопроса я обычно падаю в обморок)
- Молдавия, это где?
- А да, у вас в Турции ведь много верблюдов…
- Не знаю, есть ли у тебя дома телевизор…
И наконец, коронный вопрос, надо бы придумать какой-нибудь едкий ответ, а то надоело быть милой со всеми:
- А как так произошло, что ты так хорошо говоришь по-французски?
На первый взгляд, кажется, что это комплимент. Но на самом деле это комплимент «отравленный»: наши однокурсники нисколько не сомневаются и считают закономерным свой собственный головокружительный уровень в английском (останемся реалистами: это, скорее, «франглийский»). Но у них в голове не сразу укладывается, что не-француз тоже способен соединить без особых затруднений три французских слова в одно предложение.

четверг, 24 января 2008 г.

Promotion Zozo Lala


Есть в ЭНе одна ежегодная традиция. Нет, они не ходят 31 декабря в баню. Каждый год очередной курс во время своего интеграционного семинара в горах выбирает себе название. Le nom de la promotion служит, главным образом, для того, чтобы лучше ориентироваться выпусках (для французов это каждые 27 месяцев, для нас 18). Помимо этого, в выборе имени есть философский контекст и политическая символика. Так сказать, дух и идеология курса. Два предыдущих курса избрали своими символами политических деятелей Аристида Бриана и Вилли Брандта. Ходят слухи, что однажды студенты проголосовали за имя «Палестина», но оно было безжалостно цензурировано дирекцией во избежание проблем.
Волеизъявление длилось нон-стоп с 10 вечера до 5 утра. Выжили не все. На всеобщее необязательное тайное голосование в 7 туров был представлен список из 127 (!) имен. Помимо прочих достойных кандидатов в нем фигурировали легендарные Карла Бруни, Штрумпфы и Гомер Симпсон. Я, узурпировав право выступать от имени русской интеллигенции, лоббировала Мстислава Ростоповича. К сожалению, Слава «Ростро» вылетел в 4 туре. Завязалась схватка между Черчиллем, Чарли Чаплином, Кофи Аннаном и Эмилем Золя. Необходимо уточнить немаловажную деталь: если кандидат все еще жив на момент голосования, нужно было заблаговременно запросить его письменное согласие. Секретариат Аннана был не против. Дочь Ростроповича тоже не возражала.
Все наши иностранцы, начиная с 5 тура, бились не на жизнь, а на смерть, лоббируя Кофи. Я каким-то чудесным образом оказалась в стороне от этого оголтелого лоббинга, поскольку сидела вдалеке от наших и болтала с французами. В итоге я методично голосовала за Золя, который и победил в сражении… Только после объявления окончательных результатов, увидев лица товарищей, я осознала, какую тактическую ошибку я совершила. Им-то было совсем не все равно, кто победит, Эмиль или Кофи. Некоторые даже позже подошли ко мне и сказали, что несмотря ни на что, они все равно меня любят.
Урок, который я извлекла: даже в мелочах нужно разумно выбирать свой лагерь и вставать под правильные знамена. Часто на них начертано слово «оппортунизм».

понедельник, 21 января 2008 г.

О спорт, ты мир!















Что еще объединяет людей, кроме банальных возлияний и, как следствие, несвязных разговоров и неконтролируемых приступов смеха? Спорт, конечно же. Причем не стоит забывать, что это спорт для энарков. А это значит, с непременным элементом состязания, как и все в этой школе. В данной ситуации высказывание француза де Кубертена о том, что «главное – это не победа, а участие» кажется верхом лицемерия. Надо сказать, что школа щедро предложила каждому на выбор многие и многие спортивные мероприятия. В первый день я взяла в прокат горные лыжи, чтобы всем показать, что не лыком шита, и знаю, что к чему на горнолыжном склоне. Очень быстро разочаровалась в склонах Вантрона, потому что шел моросящий дождик, превративший снег на клоне в вязкую кашу… Половина спусков была закрыта, и в итоге оставалось только два. После того, как я проехала по каждому по 44 раза, решила все-таки попробовать себя в иных ипостасях.
Кстати, благодаря единственному подъемнику мне удалось интегрироваться с французами, которых я раньше и не замечала в толпе. Я садилась на подъемник с другими лыжниками, лица которых мне ни разу в школе и не попадались, и я каждый раз задавалась вопросом, энарк ли мой временный попутчик, или просто какой-то француз, затесавшийся на наш склон?
На следующий день я решила изменить своей лыжной страсти (чего уж там, в Швейцарии было в разы круче. На спусках Лейкербада мне было настолько хорошо, что я даже окончательно убедила себя, что если сравнивать по степени получаемого удовольствия катание на лыжах и секс, то я предпочту скорее первое… поскольку длится дольше и лучше поддается контролю). Лыжи были заперты в камеру хранения до лучшей погоды, а сама я отправилась соответственно на верховую езду, картинг и стендовую стрельбу.
Итак, я начала рассказывать об элементе состязательности, присутствующем повсюду в этой школе, даже в затерянном в Вогезах Вентроне. Хочешь заняться спортом – автоматически участвуешь в личном зачете: можно было, конечно, просто пострелять пару раз из винтовки, но тренеры методично подталкивали к таблице участников соревнования стрельбы на время. Ну, что тут сделаешь, пришлось поучаствовать. Азартное оказалось занятие. Когда узнала в конце дня, что некоторые отстрелялись лучше, меня начала подтачивать ревность. На следующий день я снова вернулась на импровизированные стрельбы (дело происходило на заснеженном теннисном корте). Решительной рукой взялась за винтовку, улучшила свой первоначальный результат в 45 секунд до 18 и… выиграла первенство среди девушек. Триумф был увенчан вручением трофея самолично директором ЭНы господином Boucault.
Наблюдение дня: если есть возможность участвовать в подобного рода состязаниях, участвуйте, мой вам совет. В этом есть чисто прагматический расчет: на первичном этапе, когда все присматриваются друг к другу, можно заработать дополнительные «нашивки» совершенно экзотическими способами типа чемпионства по стрельбе. Вы просто не можете себе представить, как стремительно взлетел мой неформальный рейтинг среди однокурсников, и сколько вдруг появилось поклонников, желающих угостить меня кофе, после того, как я постояла на подиуме в лучах прожекторов славы. Ибо успех притягивает.

Интеграционный семинар в Вентроне









Сегодня целый день пытаюсь собрать себя по кусочкам после столь ожидаемого «интеграционного семинара» (séminaire d’intégration) нашего курса.
Как сделать так, чтобы 120 человек, волей судьбы оказавшихся вместе в ЕНе в начале 2008 года, в кратчайшие сроки перезнакомились и, в идеале, даже подружились? Либо, как минимум, забыли о своих предрассудках и устоявшихся взглядах? Задача не из легких, особенно если принять во внимание то, что оставшиеся 17 месяцев обучения будут включать в себя 10 месяцев стажировок и 1 месяц каникул, в течение которых мы будем разбросаны по всей Франции, а некоторых жребий забросит и подальше… Но об этом позже.
Проблема кажется сложной, а на самом деле решение проще простого, и поражает своей новизной: надо, чтобы энарки, запертые в пределах микроскопического курорта, в течение дня усиленно занимались спортом, а вечером перепились.
Итак, в среду весь наш курс в полном составе плюс дирекция школы на 3 автобусах отправились в горы Вогезы, где каждый год традиционно происходит этот интеграционный семинар новоиспеченных энарков. Всем нам были предварительно розданы экземпляры программы пребывания со схемой расселения по номерам. Дирекция продумала все до мелочей, чтобы по максимуму перемешать всех и вся: большинство из нас жили в комнатах по 4 человека, из них один должен был быть непременно иностранец. Мне и на этот раз повезло: меня поселили в номере на двоих только с одной француженкой по имени Мари. Эта Маша по началу как-то неохотно шла на диалог, но потом мне таки удалось ее разговорить. И номер был превосходный: гораздо больше, чем номера на четырех, да еще с балконом и видом на лыжные трассы.
Как я уже говорила, мы, иностранцы, или, как мы говорим, les CILiens, уже не нуждались в интеграции между собой. Она у нас уже произошла спонтанно в начале декабря. Предстояло плавно влиться в ряды наших галльских друзей. Для этого было просто необходимо снять их напряжение, накопленное за несколько лет утомительной подготовки к вступительным конкурсам. Видимо поэтому дирекция отеля щедро поила нас красным и белым вином за обедом и ужином… Я уже начала было удивляться, не находя за завтраком на столе привычных бутылок.

понедельник, 14 января 2008 г.

В Париже

















В эти выходные мне наконец-то удалось вырваться из страсбургского анклава. В этом славном городе, насчитывающем 240 тысяч жителей, я чувствую себя, особенно по выходным, как на орбитальной станции Восток-6. Я одна внутри железной коробки, а вокруг вакуум.
Слава тебе, Господи,в июне открылась линия скоростного поезда ТЖВ Страсбург-Париж. 2 часа 20 минут, и я на Gare de l'Est.
Плохо, что в запарке мы с Аней Самолетовой совершенно забыли про Старый новый год... Еще один праздник потерян.

Они уже здесь

Итак, каникулы закончились. Начались серьезные вещи.
3 января случилось ЭТО, чего мы ждали с нескрываемым любопытстовм и плохо скрываемым опасением. В стенах ЭНы появились наши французские камарады, составляющие подавляющее большинство нашего курса. И эта встреча подавила меня настолько, что я решила взять на несколько дней тайм аут, чтобы привести свои мысли в порядок, классировать свои впечатления вместо того, чтобы поспешно выплеснуть свои первые впечатления от этого вторжения.
Французский гуру по теории переговоров Aurélien Colson из школы ESSEC (сразу же прозванный нами Кальсон), в течение трех дней натаскавший нас на нескончаемых симуляциях встреч на высшем уровне и бизнес негоциаций, вспомнил к месту слова Талейрана: «Опасайтесь первых впечатлений – они часто бывают хорошими». Мои же первые впечатления от новичков оставили меня надолго в состоянии прострации. Я стояла в фойе школы, а на меня надвигалась толпа… подростков. Мальчики при пиджачках и галстучках, девочки, напоминающие лицеисток… и все в таких очочках с прямоугольными линзами. Все такие однотипные, бесцветные, похожи друг на друга, как братья и сестры. Я горестно взирала на это зрелище и думала, что, вероятно, им непросто покупать сигареты. Приходится паспорт показывать, чтобы развеять всякие сомнения по поводу их совершеннолетия.
Примерно 80% курса составляют эти милые наивные юные создания лет 22-24 из так называемого «внешнего конкурса» (concours externe), т.е. вчерашние студенты. 8 человек из 80 – счастливые кандидаты из «третьего конкурса» (troisième concours), те, которые к моменту прохождения конкурсов в ЭНу не был госслужащим, но проработал к тому моменту минимум 8 лет в частном секторе. Ну, и оставшиеся личности – это блестящие представители «внутреннего конкурса» (concours interne), ибо уже принадлежат к корпусу функционеров. Все французы, кроме одной немки по имени Улика (ударение на у, для нас со Светой она просто Юлька). Эта немка поднята на щиты дирекцией ЭНы, которая постоянно ею хвастается как собственным завоеванием в области европеизации французской администрации. Дескать, вот, видите, у нас все европейцы могут иметь доступ к высшим постам. Если, конечно, будут такими же гениальными, как французские кандидаты.
А последние, по моим наблюдениям последней недели, все еще продолжают почивать на лаврах. Некоторые прямо-таки распираемы от сознания собственной исключительности в качестве энарков. Многие из них заняты нескончаемой игрой в «первого ученика» и считают, что если не будут постоянно умничать и выпендриваться перед окружающими, то день, считай, потерян. Самые безнадежные в этом отношении – представители вчерашнего студенчества.
Они не расслабляются ни на минуту. Даже в столовой, в отличие от нас, простых смертных, ржущих над простым и незамысловатым, они заняты обсуждением глобальных проблем. Ближний восток там. Или, как минимум, реформа администрации, чего там размениваться на обыденные темы.
В амфитеатре на лекции они не внимают безмятежно преподавателю. Они бешено строчат конспект. Так и хочется крикнуть им: «Остановитесь, безумные! Что толку в скрипении ваших золотых перьев? Все равно препод потом пришлет по интранету свою лекцию в виде Power Point…»
Даже во время перерыва вы не встретите этих уникумов, праздно шатающихся в коридоре или мирно подпирающими стенку. О нет. У них в руках вы всегда увидите какое-нибудь учебное досье из числа щедро рассылаемых секретариатом учебной части, которое они рассеянно листают. Они всегда в работе. При деле.

суббота, 5 января 2008 г.

В первые дни января...

... всегда приходит чувство опустошения. Бешеный ритм последних дней года сменяется послепраздничным вакуумом. Наиболее остро я ощутила это вечером первого января, возвратившись в Страсбург. Вот Бродский понимает мое нынешнее состояние:
Воротишься на родину. Ну что ж.
Гляди вокруг, кому еще ты нужен,
кому теперь в друзья ты попадешь?
Воротишься, купи себе на ужин

какого-нибудь сладкого вина,
смотри в окно и думай понемногу:
во всем твоя одна, твоя вина,
и хорошо. Спасибо. Слава Богу.

Как хорошо, что некого винить,
как хорошо, что ты никем не связан,
как хорошо, что до смерти любить
тебя никто на свете не обязан.

Как хорошо, что никогда во тьму
ничья рука тебя не провожала,
как хорошо на свете одному
идти пешком с шумящего вокзала.

Как хорошо, на родину спеша,
поймать себя в словах неоткровенных
и вдруг понять, как медленно душа
заботится о новых переменах
.

пятница, 4 января 2008 г.

Однокурсники





В преддверии очередного пятничного выхода в свет публикую фото с нашей первой вечеринки. Кстати, чернокожая девушка на фото и есть наша активистка-самовыдвиженка "Шура". У нас скоро выборы "депутатов", то есть представителей студентов, которые будут призваны представлять интересы курса перед дирекцией и решать всякие там социальные вопросы. Сегодня встретилась с Шурой нос к носу в коридоре гостиницы. И хотя избирательная кампания стартует только в понедельник, Шура уже сегодня намекнула мне, что сильно рассчитывает на мой голос.

Поделись!

Ещё по теме

Related Posts with Thumbnails