понедельник, 14 сентября 2009 г.

П как Патриотизм по эту и ту сторону Ла-Манша

Бывает, повезет: получишь нежданный подарок, как говорили друзья Винни-Пуха, просто так. Нас с мужем пригласили в лондонский Альберт-Холл на феерическое закрытие фестиваля BBC PROMS.
Я вся трепетала в предвкушении, как Наташа Ростова перед первым балом. Мои коктейльные платья тоже радостно замерли в ожидании моего приговора, когда я открыла свой шкаф, чтобы выбрать то, которое поедет со мной на остров туманов. Я в задумчивости касалась пальцами своих шелков и бархата, опасаясь продешевить в выборе и заявиться на раут underdressed. В памяти возникал силуэт памятника королю Альберту, воздвигнутого его исступленно влюбленной супругой Викторией, стоящего прямо напротив Альберт Холла. Странное сооружение вычурных форм с аляповатой позолотой, больше подходящее московскому сумбуру, чем чопорному Кенсингтону, - подтверждение латинской поговорки "Amantes sunt amentes" (Влюбленные те же безумные).
Вот он, шедевр, который навеял мне мысль одеться скорее пафосно:


В преддверии концерта мы смоим платьем с нарастающим удивлением наблюдали  прибывающую публику. Мои усилия по подбору вечернего туалета оказались чрезмерными и даже смехотворными. Складывалось впечатление, что в Альберт Холле предвидится не концерт классической музыки, а футбольный матч для джентельменов. Некоторые сэры надели фраки и галстуки-бабочки цветов английского штандарта. В толпе сновали продавцы британских флагов и шарфов и толкали их многочисленным желающим по два фунта. Я в недоумении прикидывала, для чего понадобится флаг в опере.
В зале Альберт Холла отсутствовал партер: вместо него теснились люди с воздушными шарами и флагами различной принадлежности. Преобладали, что понятно, британские и английские, частенько попадались, как ни странно, шведские. Мне удалось рассмотреть один синий с масонскими символами, один сиротливый европейский и еще какой-то непонятный с красным кругом на черном фоне.
В ложе напротив люди вывесили самодельный транспарант "We love you, mum! And aunty  Sarah!" Я тоже люблю маму и тетю обожаю, надо было тоже плакатик предусмотреть для мировой трансляции!

Народ в зале подпевал исполнителям на сцене.  Пел как демократично стоящий партер по входным билетам, так и ложи, вольготно потягивающие шампанское во время представления. В особо торжественные моменты народ вставал и дружно, патриотически размахивал флагами и пел. Например, "Правь, Британия!" Смотрите внимательно: я в ложе, размахиваю бокалом шапанского и горланю вместе со всеми:

Rule, Россия! Россия, rule the waves!
Russians never, never, never shall be slaves. 





Я смотрела на это зрелище, как завороженная. На моих глазах из единого порыва пяти тысяч зрителей внутри Альберт Холла и еще пятидесяти тысяч, смотрящих трансляцию концерта снаружи в Гайд-Парке, рождался самый что ни  на есть настоящий эгрегор. Остаться в стороне невозможно, это накрывает волной и уносит за собой, как ураган.

PS Во Франции перед началом одного футбольгого матча, на котором присутствовал президент Республики, некоторые болельщики принялись свистеть во время исполнения Марсельезы. Президент не покинул стадион и досмотрел матч до конца. Вместе с теми, кто свистел.

2 комментария:

  1. Я до сих пор под впечатлением! Помню, первый раз такое ощущение крайней восхитительной неожиданности испытала лет в шесть, когда мне дали шоколадную конфетку. Я ее раскусила - а там ликер.

    ОтветитьУдалить

А я вам вот что скажу...

Поделись!

Ещё по теме

Related Posts with Thumbnails